Из монгольских степей — в якутские морозы

14.01.2019
Количество показов: 17
Автор: Кюннэй Еремеева

В новогодние каникулы везде затишье, но в Центре изучения иностранных языков «I Speak English» решили открыть четырехдневный зимний лагерь, и директор по обучению Джеймс Шолл встретил корреспондента «Якутии» на рабочем месте.

По всему миру

«Как вы оказались в Якутске?» — задаю я вопрос, и слышу в ответ: «На самолёте». При этом лицо моего собеседника сохраняет серьезное выражение. Так вот он какой, знаменитый английский юмор.

Но шутки в сторону — как оказалось, в центре второй год работает его давний друг Глиннис Уэйкман, по чьему совету он отважился испытать на себе наши морозы. Хотя морозы ему, скорее всего, нипочем, равно как степные ветры (мистер Шолл работал в Монголии) и перуанское высокогорье (он преподавал английский в Лиме и, ясное дело, не мог не побывать в легендарном инкском городе среди облаков Мачу-Пикчу).

К слову сказать, однокашники его также разлетелись по всему миру — от Португалии до Ливии, от Египта до Шри-Ланки.
Сам же Джеймс дома отработал — он помнит точно — шесть недель. В летней языковой школе.

Под вечным синим небом

Лето для преподавателей английского в Великобритании — горячая пора, когда со всего мира валом валят желающие подтянуть свой языковой уровень. Тем летом он понял, что работать с иностранцами ему интересно, и, решив продолжать в том же духе, уехал работать в Чехию. Так с 2007 года и начались его путешествия по странам и континентам.
В Чехии его впечатлила логистика: все работает, как часы, добраться куда бы то ни было — не проблема.

Потом была Америка — сначала Центральная (Коста-Рика), после — Южная (Перу), где на него произвели впечатление всеобщая расслабленность и нежелание напрягаться ни по какому поводу. Народу на курсах убавилось? Ничего, переживём. Явятся, никуда не денутся — не сейчас, так попозже. И так во всем.

А Монголия подарила ему ни с чем не сравнимое чувство единения со всем миром: «Когда вокруг тебя расстилается бескрайняя степь, а над головой — удивительно синее небо, ты осознаешь, что мир — вот он, и он открыт для тебя».

Вдали от городов

Кажется, эти черты своего характера Джеймс унаследовал от родителей. Отец, закончив учебу, решил постранствовать — правда, так далеко, как сын, не забирался, ограничившись Европой, и на севере, в Норвегии, встретил свою судьбу. Его будущая жена была не норвежкой — бельгийкой, которая, проучившись год на факультете политологии, поняла, что это не ее, и отправилась путешествовать.

Поженившись, молодожены перебрались в Данию, где родилась их старшая дочь Анна, потом — в Нидерланды, где родилась Хелен, а во Франции прожили три года. Все это время они работали на фермах, а когда глава семьи надумал вернуться на родину, то спустя какое-то время обзавелся собственной фермой.

«У вас суровый климат, тут в одиночку не выжить, поэтому вы не индивидуалисты, а коллективисты».

Таким образом детство Джеймса прошло вдали от больших городов. Родительское хозяйство было немаленьким — 50 коров. Правда, закончилось все трагедией — в начале 2000‑х все буренки пошли под нож во время массовой эпидемии. Картина была апокалиптическая: все сжигали и обеззараживали. Позже государство выплатило компенсацию, но отец с матерью решили больше не рисковать.

«Работать головой»

Сам Джеймс в детстве хотел быть не фермером, а механиком — чего-чего, а техники у них на подворье хватало. Работать начал с 14 лет со скромной должности уборщика в офисе, потом были колл-центр, служба доставки сэндвичей, довелось и обязанности консьержа выполнять.

Сейчас он доволен, что в юности перепробовал столько занятий — это помогло ему лучше понять себя: «Поработал руками и ногами — могу поработать и головой». С тех самых пор, получив специальность преподавателя, он работает головой.

— При наличии международного сертификата человек может ехать куда угодно. Работа сама его найдет. В Китае, где я был на конференции по педагогике, к европейцу могут подойти с предложением о работе прямо на улице. А в Монголии я выбирал из десяти предложений. В Англии такого просто быть не может.

Коллективисты в суровом климате

— Но что я хочу сказать — люди везде одинаковые. Суть человеческая — одна, хотя атмосфера может заметно отличаться. К примеру, у вас суровый климат, тут в одиночку не выжить, поэтому вы не индивидуалисты, а коллективисты. У вас очень развит инстинкт выживания в группе, все всегда стараются помогать друг другу, умеют и любят работать в команде.

— Да?

— Это и в мелочах проявляется: кто-то испёк пирог и принес угостить коллег.

А если возникает проблема, все сообща начинают ее обдумывать. Надо же что-то делать, действовать, не пускать на самотёк. В Коста-Рике в аналогичной ситуации никто лишних телодвижений делать не будет. Проблемы? Рассосутся как-нибудь. Выживать там не надо, и они просто живут.

«Жить можно в любом месте»

— Надо сказать, где бы я ни работал, я везде работал с людьми и понял: жить можно в любом месте.

— А погода?

— А что погода? Верно говорят: не бывает плохой погоды, есть неподходящая одежда.

Что касается непривычной еды — это уж точно не проблема. В Перу я перепробовал все разновидности картошки, а их, вы удивитесь, немало — на любой вкус и цвет. Едят там, представьте себе, и сырую рыбу — с лаймом и острым перцем.

— На юге — и сырую рыбу? Надо же!

— Это блюдо называется севиче, но не думайте, что оно похоже на вашу строганину. В строганине чувствуется вкус рыбы, а в севиче ощущаешь лишь вкус специй.

Путем Тинтина

— Джеймс, а вы думали когда-нибудь, что окажетесь в Якутии?

— Нет, конечно. Но в детстве я часто бывал на родине матери, в валлонской части Бельгии, и пристрастился там к комиксам про журналиста Тинтина, который путешествовал по всему миру. Разумеется, мечтал побывать во всех странах, где побывал он.

— Приблизились к рекорду вездесущего Тинтина?

— Увы.

— Но Тинтин ведь никогда не был в Якутии.

— Действительно, не был, — улыбается мой собеседник.

— Ваши родственники, наверное, и понятия не имеют, где вообще находится Якутск.

— Почему же. В школе все учат географию.

 

«Парле ву франсе?»

— Кстати, о школе. В детстве я почему-то думала: вот англичане счастливчики, им не надо учить иностранный, но моя более благоразумная подруга говорила: «Какой-то язык они все равно учат. Не может быть, чтобы не учили».

— Когда я был школьником — но предупреждаю, это было 20 лет назад, программа наверняка изменилась — языком номер один был французский. Это было мне на руку, у меня ведь мама из Бельгии, а там наряду с валлонским говорят и по-французски. Ещё изучали немецкий и испанский. Сейчас, думаю, наверняка прибавился китайский.

— Спасибо за интересную беседу! Желаю успеха в вашем нелегком деле!

Кстати, переводчиком во время интервью была одна из учениц Джеймса, руководитель отдела связей с общественностью Центра изучения иностранных языков «I Speak English» Алена Лукина. Комментарии, как говорится, излишни.

Количество показов: 17