Сенсация или лукавство?

10.01.2017
Количество показов: 52
О том, как социологические опросы становятся инструментом манипулирования общественным мнением.
Российское общество активно пересматривает роль «рыночной экономики» и совсем не в ее пользу. Об этом говорят итоги исследования, проведенного «Левада-центром», о том, какие политические и экономические модели для государства предпочитают граждане России. Напомним, что эта вполне себе либеральная структура не отличается пиететом к действующей власти. И потому полученные результаты уже трактуют как сенсацию. Причем весьма провокационную. 

Если обратиться к цифрам, то 52% россиян считают более правильной экономическую систему, основанную на государственном планировании и распределении. Тех, кто поддерживает экономическую модель, в основе которой лежат частная собственность и рыночные отношения, вдвое меньше – 26%. 22% опрошенных затруднились с ответом. И это неудивительно, поскольку сама постановка вопроса лежит в плоскости «кого ты больше любишь – папу или маму?». Поэтому для тех, кто не определился со своей позицией, непонятно, почему надо выбирать между частной собственностью и плановой экономикой, если это вполне совместимые понятия. Впрочем, именно противопоставление одного другому активно продвигалось захватившими власть в 90-е годы «рыночниками» исключительно ради запугивания людей и удержания власти. Достаточно вспомнить выборы главы государства в 1996 году, когда избирателей пугали тем, что, мол, вернутся коммунисты и отберут приватизированную квартиру. 

На деле же люди вовсе не против частной собственности. Они против приватизации в стиле 90-х, против несправедливого перераспределения доходов, против социального неравенства. Именно поэтому они, в целом, против несправедливой экономической модели, которая была создана в стране в 90-е и которую Владимир ПУТИН, хотя и очень сильно скорректировал, но пока не изменил в корне. Значительная часть общества выступает за установление своеобразного потолка – в том смысле, что не должны находиться в частных руках нефтяные и добывающие компании, гиганты индустрии и огромные агрохолдинги, а доходы богатых должны облагаться повышенными налогами. Но даже сторонники КПРФ давно уже не выступают ни за отмену частной собственности на средства производства, ни за отказ от рыночных отношений. Поэтому предложенный «Левада-центром» выбор просто не стоит перед нашим обществом. В этом и кроется главная провокация.

Сегодня в обществе есть другой запрос: как совместить в одной экономической модели сильное социальное государство со стратегическим планированием развития и рыночные отношения с частной собственностью? Как сочетать мощную государственную собственность и регулирование с раскрепощением частной инициативы и свободой предпринимательства? Как создать экономическую модель, которая будет и самодостаточной, и конкурентной с внешним миром, и способствующей росту производства и уровня жизни всех слоев общества, не допуская несправедливого распределения общего дохода? Вот что волнует общество. Но обсуждения этого и не хотят держатели контрольного пакета нынешней экономической модели – те, кого называют олигархатом. А это как крупные капиталисты, так и их интеллектуальная и политическая обслуга. Поэтому, чтобы не допустить согласия по формуле новой экономической модели, надо изначально запутать все понятия, создать искусственные противоречия. Одной из форм такого «черного пиара» и является противопоставление плановой экономики и частной собственности, как это сделали в «Леваде».

Стоит помнить и о том, что «свободная рыночная экономика» в последние два века – это мощный инструмент продвижения интересов англосаксонских держав, и орудие идеологической войны в геополитических конфликтах. Теперь это называется «глобализацией», в которой ней нет места ни капитализму, ни социализму. Есть лишь англосаксонский проект единого глобального рынка, стирающего границы, государства и нации, где человек – лишь учетная потребительская единица. И именно против этого выступает большинство граждан России с запросом на свою модель развития общества. В его реализации у нас есть одно неоспоримое преимущество – мы можем на собственном опыте оценить все сильные и слабые стороны тех трех экономических систем, что сменились у нас за последние сто лет. И на основе этого опыта, опираясь на представления нашего народа о труде и справедливости, о выгоде собственной и государственной, об общем и личном, создать эффективное государство для людей.

Первоисточник:
Количество показов: 52