Елена Голомарева выступила в ООН с докладом о стратегии развития и использования земель КМНС

02.10.2019
Количество показов: 28
Автор: ЯСИА

Председатель постоянного комитета Ил Тумэна по вопросам коренных малочисленных народов Севера и делам Арктики Елена Голомарева 30 сентября выступила на семинаре ООН «Право на землю в соответствии с Декларацией ООН о правах коренных народов: акцент на правах человека» Центра по правам человека, юридического факультета Университета Претории в Южной Африке, сообщает пресс-служба парламента республики.

Народный депутат стала ведущей открытой дискуссии, на котором обсуждались примеры коренных народов, определивших и разработавших приоритеты и стратегии развития или использования своих земель или территорий и других ресурсов, в том числе путем осуществления своих традиционных занятий и обеспечения средств к существованию.

Якутский парламентарий представила доклад на тему «Приоритеты и стратегии развития и использования земель, в том числе при осуществлении традиционных занятий коренных малочисленных народов», в котором рассказала о законодательном опыте Российской Федерации и, в частности, Республики Саха (Якутия).

Елена Голомарева отметила, что определяющим началом развития законодательства Российской Федерации в сфере обеспечения и  защиты прав коренных малочисленных народов является норма ст. 69 Конституции Российской Федерации, закрепившая, что страна гарантирует права коренных малочисленных народов в соответствии с общепризнанными принципами и нормами международного права и международными договорами Российской Федерации. Тем самым Российская Федерация выразила готовность обеспечить уровень правовой защиты коренных малочисленных народов не меньший, чем это предусмотрено соответствующими нормами международного права, интегрировать имеющиеся прогрессивные демократические достижения в национальное законодательство.

«Необходимость защиты прав коренных малочисленных народов объясняется все большим распространением культуры современного индустриального общества. Сложные природно-климатические условия, недостаточная адаптированность коренных малочисленных народов к современным социально-экономическим условиям, их относительная исключенность из информационного поля обусловливают принятие дополнительных мер, направленных на обеспечение и защиту их прав. В этой связи в Российской Федерации принят ряд законов, направленных на защиту прав коренных малочисленных народов, создающих необходимый фундамент для обеспечения юридических гарантий сохранения и развития этих народов, защиты их прав и законных интересов», — сказала Голомарева.

Федеральный закон «О гарантиях прав коренных малочисленных народов Российской Федерации» устанавливает правовые основы гарантий самобытного социально-экономического и культурного развития коренных малочисленных народов Российской Федерации, защиты их исконной среды обитания, традиционных образа жизни, хозяйствования и промыслов.

«Основой государственной политики Российской Федерации, вытекающей из Концепции устойчивого развития коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока РФ, является модель устойчивого развития арктических территорий, предусматривающая комплексный подход к решению проблем социально-экономического развития коренных малочисленных народов Севера, основными составляющими которого являются: социальная (создание условий для саморазвития и самообеспечения коренных малочисленных народов Севера); экономическая (устойчивая эксплуатация ресурсов, развитие инфраструктуры региона и обеспечение участия общин коренных малочисленных народов в реализации крупномасштабных проектов); экологическая (защита окружающей среды, ограничение негативного воздействия промышленной деятельности на территории природопользования коренных малочисленных народов Севера, сохранение биоразнообразия региона)«, — отметила якутский депутат.

По данным Всероссийской переписи населения 2010 г. коренные малочисленные народы составляют всего 0,3 % от общей численности населения Российской Федерации. При этом в Арктической зоне России проживают около 1 млн человек, более 150 тыс. из них – представители 17 малочисленных народов (саамы, ненцы, ханты, манси, селькупы, кеты, энцы, нганасаны, долганы, эвенки, эвены, юкагиры, чукчи, эскимосы, кереки, чуванцы и коми-ижемцы). Таким образом, коренные малочисленные народы составляют в настоящее время около 15 % от общего населения российской части Арктики, характеризующейся наиболее суровыми природно-климатическими условиями, в силу чего решение глобальных проблем освоения и развития Арктического региона невозможно без учета интересов проживающих на этой территории коренных малочисленных народов, их своеобразной культуры и опыта исторического развития.

«Давление доминирующей культуры индустриального и постиндустриального общества оставляет все меньше возможностей для сохранения традиционного образа жизни малочисленных народов, материальных основ этнической культуры, да и самих народов как своеобразных этнических общностей. Трудовая деятельность этих народов в традиционных и практически единственно возможных для них областях хозяйствования существенно и постоянно затрудняется сокращением находящихся в их распоряжении и являющихся источником их существования природных ресурсов», — сообщила Голомарева.

Она напомнила, что с учетом выработанных международных стандартов в России принят ряд федеральных законов, направленных на защиту прав коренных малочисленных народов: «О гарантиях прав коренных малочисленных народов Российской Федерации», «Об общих принципах организации общин коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока Российской Федерации», «О территориях традиционного природопользования коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока Российской Федерации». Кроме того, положения, касающиеся защиты прав коренных малочисленных народов, содержатся в Земельном кодексе РФ, федеральных законах «Об охране окружающей среды», «Об экологической экспертизе», «О животном мире», «О рыболовстве и сохранении водных биологических ресурсов», «О недрах», и др. Принятие указанных актов сыграло позитивную роль в регулировании и защите прав коренных малочисленных народов Севера России.

«Впервые на законодательном уровне закреплена государственная поддержка коренных малочисленных народов Российской Федерации как самостоятельных субъектов права на традиционное природопользование, а в связи с этим — на защиту их исконной среды обитания и традиционного образа жизни, что в целом соответствует международным подходам в области защиты прав коренных народов», — сказала парламентарий.

По ее словам, традиционная культура является способом адаптации народов Севера, Сибири и Дальнего Востока Российской Федерации к экстремальным природно-географическим условиям, а особый правовой статус – необходимым условием адаптации к современным социальным условиям. Особый правовой статус дал коренным народам возможность сохранять ценности традиционной культуры и в то же время осваивать атрибуты современного общества.

Законодательство в области защиты прав коренных малочисленных народов получило дальнейшее развитие в субъектах Российской Федерации. Правовыми актами субъектов Российской Федерации закрепляются права данных народов в области защиты их исконной среды обитания и традиционного образа жизни, самоорганизации, сохранения самобытности в области языка и культуры. Развитие такого законодательства на региональном уровне позволило объединить усилия федерального центра и субъектов Российской Федерации в решении проблем коренных малочисленных народов, более полному учету интересов и специфики данных народов региональными органами власти.

«В последние десятилетия законодательство Республики Саха (Якутия) развивается темпами, иногда несколько опережающими соответствующее федеральное законодательство. Республика Саха (Якутия) является признанным лидером в отстаивании прав и интересов коренного населения Севера, в аргументированной постановке и практическом решении целого ряда проблем социально-экономического и культурного развития малочисленных народов Севера, установлении партнерских отношений с государственными и общественными организациями всех уровней в сфере интересов народов Севера», — подчеркнула Голомарева.

Опыт республики, добавила она, востребован  на федеральном и международном уровнях. Еще в 1999 году на 17-ой сессии Рабочей группы по коренным народам Комиссии ООН по правам человека «Декларация свободного развития коренных малочисленных народов Севера», разработанная Республикой Саха (Якутия) и одобренная Госкомсевера РФ, депутатами Государственной Думы РФ, была принята в качестве рабочего документа ООН и стала известной под названием «Якутская декларация».

«На территории Республики Саха (Якутия) проживают 5 коренных малочисленных народов: эвенки, эвены, долганы, юкагиры, чукчи. По данным Всероссийской переписи населения 2010 г., численность 5 коренных малочисленных народов, проживающих на территории Республики Саха (Якутия), составляет 39 тысяч 936 человек (4,16 % населения республики)», — рассказала депутат.

Конституцией (Основным законом) Республики Саха (Якутия) гарантируются коллективные права коренных малочисленных народов Севера на природные ресурсы, устанавливается, что Республика Саха (Якутия), уважая традиции, культуру, обычаи коренных народов, защищает и обеспечивает их неотъемлемые права.

«В целях защиты прав коренных малочисленных народов Севера в республике принято более 20 базовых  законов Республики Саха (Якутия): Земельный кодекс Республики Саха (Якутия); Закон «О северном домашнем оленеводстве»; Закон «О рыболовстве, рыбном хозяйстве и сохранении водных биологических ресурсов»; Закон «О реализации отдельных полномочий в сфере лесных отношений в Республике Саха (Якутия)»; Закон «О защите исконной среды обитания, традиционных образа жизни, хозяйствования и промыслов коренных малочисленных народов Севера Республики Саха (Якутия)»; Закон «О государственной поддержке коренных малочисленных народов Севера Республики Саха (Якутия), ведущих кочевой образ жизни»; Закон «О правилах использования лесов для осуществления видов деятельности в сфере охотничьего хозяйства в Республике Саха (Якутия)»; Закон «Об охоте и о сохранении охотничьих ресурсов» и др.», — рассказала Голомарева.

Далее парламентарий обратила внимание участников дискуссии на законодательные акты, направленные на развитие отношений по реализации прав коренных малочисленных народов на пользование природными объектами (природными ресурсами) с учетом географических, климатических и иных особенностей территории республики, а также специфики конкретных видов традиционной хозяйственной деятельности, осуществляемой малочисленными народами.

Так, Закон Республики Саха (Якутия) «О родовой, родоплеменной кочевой общине коренных малочисленных народов Севера» определяет правовое положение родовой, родоплеменной кочевой общины коренных малочисленных народов Севера, устанавливает и обеспечивает государственную защиту самобытного передвижного, кочевого природопользования и хозяйствования малочисленных и других коренных народов Севера, развитие традиционного уклада жизни, сохранение их исконных территорий расселения и природных ресурсов, соблюдение гражданских, экономических, политических, социально-культурных прав и свобод ее членов. Главным критерием создания родовых общин стало фактическое ведение «традиционного хозяйства» на «исконных землях» коллективом людей, социальный, этнический состав играл гораздо меньшую роль. Это определяется спецификой Севера (экстремальные условия жизни, интенсивно происходящие процессы ассимиляции и аккультурации, относительная малочисленность населения).

Закон Республики Саха (Якутия) «О территориях традиционного природопользования и традиционной хозяйственной деятельности коренных малочисленных народов Севера Республики Саха (Якутия)» устанавливает порядок образования, охраны и использования территорий традиционного природопользования и традиционной хозяйственной деятельности коренных малочисленных народов Севера для ведения ими традиционной хозяйственной деятельности и традиционного образа жизни. Современное международное право тоже подтверждает глубоко укоренившуюся и очень тесную духовную, связь коренных народов с землями их традиционного проживания и природными ресурсами, но и устанавливает, что эта связь должна приниматься во внимание при защите целостности их окружающей среды от вырождения. Многие месторождения полезных ископаемых, энергетического сырья в той или иной мере затрагивают территории традиционного природопользования. С начала действия закона в республике создано 59 ТТП местного значения, которые зарегистрированы и внесены в Государственный кадастр недвижимости.

Закон Республики Саха (Якутия) от 14 апреля 2010 года  820-З № 537-IV «Об этнологической экспертизе в местах традиционного проживания и традиционной хозяйственной деятельности коренных малочисленных народов Севера Республики Саха (Якутия)» стал важным шагом к диалогу по сохранению природы и культуры народов Севера, обеспечивающим развитие территорий. Закон содействует налаживанию взаимоотношений между хозяйствующими субъектами и представителями коренных малочисленных народов на территориях традиционного природопользования и традиционной хозяйственной деятельности, а также минимизирует наносимый ущерб среде их проживания. Всего за период его применения по одиннадцати этнологическим экспертизам были даны положительные заключения. В то же время, в ходе применения этнологической экспертизы в республике выявились проблемы, главная из которых заключается в том, что региональный характер такой процедуры позволяет недропользователям обходить республиканское законодательство под предлогом того, что лицензии на разработку месторождений выдаются на федеральном уровне. Именно поэтому важно создание федерального правового механизма.

«Как видно, спектр предметов законодательного регулирования в Республике Саха (Якутия) достаточно широк. Вместе с тем, в настоящее время мы работаем над решением ряда проблемных вопросов в сфере защиты прав коренных малочисленных народов», — сказала парламентарий.

Среди таких проблемных вопросов Елена Голомарева выделила отсутствие механизма подтверждения национальной принадлежности; совершенствование существующего перечня мест традиционного проживания и традиционной хозяйственной деятельности коренных малочисленных народов РФ; совершенствование законодательства в связи с введением принципа платности использования природных ресурсов, аукционного или конкурсного распределения земельных, лесных, рыбопромысловых участков и охотничьих угодий; нерешенность земельного вопроса в части безвозмездного предоставления земельных участков коренным малочисленным народам.

Не теряет своей актуальности вопрос возмещения ущерба и убытков, причиненных исконной среде обитания и традиционному образу жизни коренных малочисленных народов Севера.

Несмотря на интенсивное развитие процесса законодательного регулирования отношений, связанных с обеспечением и защитой прав коренных малочисленных народов в сфере традиционного природопользования как на федеральном уровне, так и в республике,  представители коренных малочисленных народов сталкиваются с серьезными трудностями при осуществлении своих прав на пользование природными ресурсами.

Подтверждая свою приверженность международным стандартам в области прав коренных малочисленных народов, Российская Федерация вошла в число государств, стремящихся внести свой вклад в сохранение и развитие коренных народов планеты.

В заключение народный депутат республики отметила, что в Российской Федерации не ратифицирована Конвенция МОТ № 169, в том числе, со стороны коренных малочисленных народов и их ассоциаций.

Препятствиями в ратификации Россией Конвенции МОТ № 169 являются: не соответствующая российскому законодательству трактовка понятия «земля». В положениях Конвенции категория «земля» трактуется очень широко, что внесет определенную неясность в случае перенесения соответствующих положений в российскую юридическую действительность. Согласно положениям п. 1 ст. 13 Конвенции земля включает в себя территорию, охватывающую всю окружающую среду районов, которые занимают или используют иным образом коренные народы, то есть понятие «земля» практически отождествляется с понятиями «исконная среда обитания», «окружающая среда», используемыми в российском законодательстве. Терминологические и концептуальные расхождения затрудняют процесс адаптации норм Конвенции к национальному законодательству России. Разные подходы в рамках категориально-понятийного аппарата приводят к различиям в установлении векторов развития международного права и российского законодательства в данной сфере; положения ст. 14 Конвенции, согласно которой за коренными народами «признаются права собственности и владения на земли, которые они традиционно занимают», не согласуются с правовой позицией Конституционного Суда РФ, согласно которой земли и другие природные ресурсы представляют собой публичное достояние многонационального народа России; как таковые они являются федеральной собственностью и имеют специальный правовой режим. Данный режим в силу требований Конституции РФ (п. «в» ст. 71, п. «б», «в», «г», «д», «к», «м» ч. 1 ст. 72, ч. 1, 2 ст. 76) определяется федеральным законом, который решает вопросы владения, пользования и распоряжения землей и другими природными ресурсами, природопользования, в том числе с учетом прав и интересов малочисленных народов, а также разграничивает полномочия органов публичной власти в рассматриваемой сфере; положения Конвенции и российского законодательства расходятся также в части установления необходимых процедур разрешения споров по поводу земли со стороны соответствующих народов в рамках национальной правовой системы. В настоящее время в российском законодательстве для этих целей предусматриваются только судебные процедуры, иных специальных внесудебных процедур не предусмотрено.

Хотя Российская Федерация и не является участницей ряда международных правовых актов по вопросам защиты прав коренных малочисленных народов общей тенденцией развития российского законодательства является стремление учитывать основные стандарты международного права в области защиты исконной среды обитания и традиционного образа жизни малочисленных этнических общностей.


Количество показов: 28

Возврат к списку
Обратите внимание

Новости